18:05 

Проклятый лес

ЕленаАлександровна
Я буду делать все, что мне нравится
Не стоит идти одной ночью через лес.


Мэри шла домой через лес и счастливо смеялась. Да еще бы ей было не смеяться, ведь Петер, тот самый Петер, чей взгляд она так долго ловила на себе во время вчерашней ярмарки, признался ей в любви! Она тогда так и не дала себя поцеловать и не призналась, где живет. Она нашла его сама, расспросив местного старосту. Конечно, он знал, где живет Петер, еще бы ему было не знать! Самый видный парень соседней деревни, как раз чудесная пара для румяной бойкой Мэри. Правда, она никогда раньше не ходила в ту сторону, путь пролегал через лес, минуя широкий ручеек, который девушка перешла вброд, подняв пышные юбки. Но это ничего, тому незачем жить на свете, кто способен заблудиться в лесу в такой светлый день. Конечно же, она нашла дом Петера. Ух, как он был рад ее видеть! Мэри отворачивалась, и говорила, что просто шла мимо, проведать больную тетю. Петер серьезно кивал головой, делая вид, что поверил. Глуп тот, кто в любовных речах верит словам, а не взглядам. Конечно, она опять не призналась, где живет. Еще чего не хватало, чтобы он заявился в деревню и объявил ее своей невестой. Он все рвался проводить ее до дома, но Мэри ловко ускользнула от него. Наверное, он до сих пор сидел на поваленном дереве и ждал, когда она вернется. А Мэри, хохоча, бежала по лесной тропинке, предвкушая, как увидит его вновь через неделю. А потом еще и еще! На третье свидание она позволит себя поцеловать. Это получится как бы нечаянно, как будто совсем случайно. Она покраснеет и притворится рассерженной, а он примется просить прощения, втайне ликуя. Она простит его не сразу, а в знак примирения подарит еще один поцелуй.
На лес давно опустились сумерки, но Мэри помнила дорогу. Надо быть полной дурой, чтобы забыть дорогу к Петеру! Конечно, Мэри не ожидала, что вернется домой затемно, все-таки поиски Петера заняли изрядное количество времени. И уж чего она точно не ждала, так это того, что за ее спиной прокатится и исчезнет в темноте жуткий захлебывающийся вой. Мэри резко обернулась, схватившись за сердце. Оно колотилось как бешеное, норовя выпрыгнуть из груди. Страх сковал суставы, не давая пошевелиться, воздух с сипом входил в грудь. Земля под ногами ритмично вздрагивала. Это было уже привычно и знакомо, так дрожит земля, когда по дороге во весь опор несется всадник, а то и не один. Девушка нервно засмеялась. Надо же, испугалась звука охотничьего рога, задрожала, как старая тетка Грета, увидавшая мышь. Все же свидание с Петером взволновало ее больше, чем она хотела признавать.
Мэри пошла дальше, уже не так быстро. Ноги все еще был ватными, а руки дрожали. Лес вдруг показался чужим и враждебным. Он шумел ветвями, скрипел старыми суставами и ронял на голову сухие ветки. Знакомые сосны уступили место растопыренным елкам. Мэри поняла, что пошла не туда. На дороге к ее дому не было таких деревьев, она свернула слишком рано. Девушка вздохнула и направилась обратно. Вот ведь влетит от отца, когда она все-таки придет. Он не посмотрит, что Мэри уже совсем взрослая девушка. Снимет со стены свой старый пастуший кнут, да вытянет вдоль спины, чтобы не повадно было шляться по ночам, как неприкаянный дух. Мэри прошла еще немного и остановилась оглядеться. Она точно знала, что за спиной никого не было, поэтому никак не ожидала резкого удара по плечу. Мэри обернулась так, что волосы хлестнули по лицу! За первым ударом последовал толчок в спину, и девушка больно упала, неловко подвернув руку. Что-то схватило ее за юбку и потащило, Мэри опустила глаза, но ничего не увидела, ткань натянулась и смялась, как будто ее держал невидимый кулак. Девушка закричала от страха, ударила каблуком, и кулак тут же отпустил. Мэри вскочила и бросилась бежать, не разбирая дороги. Она бежала так быстро, как только могла, задыхаясь, спотыкаясь и падая, выжигая себя без остатка. Она бежала так долго, что еще чуть-чуть, и упала бы мертвой. Душой овладело усталое равнодушие, пусть убивают, но бежать Мэри больше не могла. Девушка оперлась рукой о дерево и огляделась. Теперь она окончательно заблудилась. В темноте было не разглядеть даже звезд на небе, так тесно сплелись над головой узловатые деревья. Смутно Мэри понимала, что не смогла бы выбраться, даже если бы сейчас был день. Она никогда не заходила в эти места. Лес вокруг ее дома был зелен и свеж, а тот, что сейчас окружал ее, был поистине порождением гнева природы. Чахлые елочки скрючивались в агонии, скребя по земле полуосыпавшимися ветками. Мох больше походил на плесень, зеленой слизью въевшийся в поваленные гигантские стволы. На земле не было ни одного надежного места, куда ни наступи, нога проваливалась. И было тихо. Мэри не сразу поняла, что ее беспокоит, а когда наконец поняла, не смогла даже закричать, такой жуткой и звенящей была эта тишина. Лес, даже ночной, никогда не бывает тихим. Он всегда полон жизни, шорохов, вздохов, щебета, нечаянно срывающегося с клювов уснувших птиц. Сейчас Мэри была бы рада услышать даже вой охотящегося голодного волка, но даже волки не выли в этом мертвом месте.
Под ногами, в траве, что-то зашуршало. Трава заволновалась недалеко от места, где стояла девушка. А потом сзади, и сбоку, все ближе и ближе, сжимая кольцо. Мэри застыла от ужаса, он парализовал ее, она не могла пошевелиться, не могла вздохнуть. Как только она хоть немножко шевелилась, движение в траве становилось угрожающим, и как бы говорило: стой смирно, не то будет хуже! Мэри не могла оторвать взгляд от этого движения. На глаза попалась шляпка гриба. А потом еще и еще. Грибы складывались в ровный круг, а Мэри стояла ровно посередине. Ей не надо было считать, чтобы сказать, сколько их там было. Она и так знала: ровно тринадцать. Ведьмин круг. Дух захолонуло новой волной страха, еще более сильной, отнимающей разум, но он победил тот, первый. Мэри рванулась и прыжком преодолела чертову преграду. В уши сразу же ударила волна звуков. Лес ожил. И тут же, сзади, раздался вопль, с которым горячий охотник догоняет добычу: Йа-ахха-ха-а-а-а!!! И он не был человеческим. Мэри снова рванулась и побежала, не разбирая дороги. Она забыла всю свою жизнь, все, чем была раньше, остался только этот миг, и единственная мысль в голове, мечущаяся среди бескрайнего ужаса: бежать. Впереди показалось что-то темное, огромное. Мэри пригляделась и вдруг увидела блеснувший в лунном свете крест.
Посреди леса стояла разрушенная церковь. Мэри горячо возблагодарила Бога и побежала к ней. Однако войти оказалось не так-то просто. Церковь была покинута давно, к ней успели близко подобраться заросли колючего терновника, преграждающего вход. Терновник рос прямо на церковном кладбище, несколько раз нога Мэри проваливалась сквозь истлевшие доски гробов под землей. Топот копыт приближался. Уже можно было услышать, что всадник не один. Девушка слышала шумное дыхание и фырканье лошадей, неистовое ржание. Голосов людей не было слышно совсем, как будто кони неслись без седоков. Мэри выросла в деревне и знала, что под всадником лошади ходят иначе, научилась различать даже с закрытыми глазами, на слух. Но также она отчетливо слышала звяканье сбруи, особый взвизг лошади, задетой острой шпорой. Они появились из леса неожиданно, пятеро всадников в капюшонах. Один на огромной лошади огненной масти впереди, четверо на черных - за его спиной. Мэри вскрикнула и прорвалась сквозь терновник, оставляя на дьявольски острых колючках клочки своей плоти. Отбежала на середину церкви и перевела дух. На огромных окнах не было решеток, и можно было видеть все. Всадники на черных конях хлестали лошадей кнутами, но не могли прорваться на освященную землю. И только тот, что на рыжей, оставался спокойным. Он откинул с лица капюшон, и Мэри увидела очень красивое мужественное лицо с живыми умными глазами. Он единственный не тронулся с места, просто стоял и чего-то ждал. Четверо черных столпились за его спиной, их кони вставали на дыбы, грызли удила и оглашали лес злобным ржанием.
За спиной Мэри раздался злобный рык, она обернулась, и увидела сквозь полуразрушенную стену капающего слюной полусгнившего оборотня. Он сгреб землю длинными загнутыми когтями, разогнался и прыгнул вперед, преодолев защитную границу. Мэри завизжала и отшатнулась, чуть не вылетев в окно. Из него высунулись плети терновника, вцепились в волосы, норовя вытащить из церкви. Девушка рванулась, оставив колючкам нарядный платок, не слетевший даже тогда, когда она пробиралась в церковь. Оборотень же словно натолкнулся на невидимую защиту и, полыхнув, голубым пламенем, сгорел. К ногам Мэри подкатились куски обугленной плоти. Она неловко поднялась на ноги и посмотрела в окно. По спине стекали капельки крови из порезов. Терновник под окном словно ожил. Он волновался, шелестел, передавая по сухим веткам ее платок. Всадник на рыжей лошади протянул руку, и терновник, нежно и трепетно прикасаясь, вложил в нее кусок яркой ткани. Всадник поднес платок к лицу и вдохнул его запах, не сводя с Мэри горящих глаз. Она вздрогнула и попятилась. Всадник усмехнулся и опустил руку.
По надгробию, стоящему к церкви ближе всего, пробежала дрожь. Оно треснуло и раскололось, выпуская наружу синюю сгнившую руку с желтыми ногтями. Вслед за ним зашевелились остальные надгробия, выпуская мертвецов. Мужчины, женщины и дети, одинаково отвратительные, мерзкие, сочащиеся гнилью, тянули свои руки к Мэри – и не могли до нее добраться. Земля надежно держала их в гробах, они скребли ее в бесполезных попытках вырваться, и выли от ярости разложившимися ртами.
Мэри казалось, что она сходит с ума. Церковь то начинала гореть, обдавая ее невыносимым жаром, то вдруг стены покрывались ледяной коркой, сквозь которую было не видно настенную роспись, плакали убиваемые дети, кричали сжигаемые заживо женщины, бесновались всадники на черных конях. И среди этого воя, грохота, дикого ужаса оставался спокойным их предводитель.
На Мэри снизошел покой. Старая церковь надежно защищала ее от всего, что могло причинить ей вред. Девушка подняла глаза и встретилась взглядом с всадником на рыжем коне. Ее лицо озарила насмешливая улыбка. И вдруг стало тихо. Всадник яростно улыбнулся, хлестнул коня и одним прыжком перенесся на порог старой церкви.


Поиски Мэри, возглавляемые безутешным Петером, длились уже три дня. Ее бы совсем не нашли, если бы не яркий платок, намертво застрявший между двумя камнями, похожими на всадника. Один из парней наткнулся на покосившийся домик без крыши с выбитыми окнами, в котором, по слухам, когда-то жил колдун с сыновьями, заживо сожженный на костре. Сыновья в дом не вернулись и он опустел. Собаки скулили и отказывались входить. Люди были смелее. Все стены его были забрызганы кровью, на полу валялись ошметки мяса. От Мэри мало что осталось, ее бы не узнали, если бы не кольцо, подаренное Петером. Волосы растерзанного трупа были совсем седыми.


@темы: "фентези", "творчество", "страшилка", "готика", "автор"

URL
   

Литературный сериал "В поисках короля"

главная