Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Уважаемые читатели, здравствуйте. Проходите, присаживайтесь, располагайтесь поудобнее. Здесь вас ждет литературный сериал "В поисках короля", а также история об охотниках на нечисть "Гетто". Найти их можно по темам.
В детстве я думала, что это невозможно, придумывать самой сюжеты, теперь я не понимаю, как можно плагиатить, ведь для того, чтобы написать что-то новое, достаточно посмотреть по сторонам.

Если вы любите читать, смотреть сериалы (не бразильские и не те, которые идут по НТВ и РТР), приключения и интриги, вам сюда.

URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:25 

Гетто. Том 5. ЗДРАВСТВУЙ, Я ВЕРНУЛСЯ. Расставание

Я буду делать все, что мне нравится
Начальство в этот раз представляли Мати и Дорв, Отта не было. Вольт тоже никуда не убрался, мне показалось, что Мати смотрит на него одновременно сердито и виновато. У Вольта на лице то и дело проступало выражение «яжеговорил». Мы расселись напротив стола, за которым сидели вампиры, Енжи молчала, Злодей тоже. Я открыл рот, чтобы спросить, как Клея, но Енжи на меня посмотрела так, что я прикусил язык. Молчание повисло в воздухе, похоже, начинать полагалось нам, но Енжи, по понятным причинам, ничего не говорила, Злодей же вольно оперся локтем о кресло и занялся рассматриванием гобеленов, украшавших стены. Вольт сел в стороне от нас, его почти не было видно, почему-то в кабинете горели свечи, и ламп я не заметил. Вбежавший в кабинет Барсик несколько нарушил атмосферу, сунулся сначала к Енжи, потом ко мне, посмотрел на Вольта, помахал ему хвостом, но не подошел, вернулся к Медведю, статуей Командора возвышавшемуся у дверей.
- Раньше у вампиров существовал запрет на кровь отстрельщиков. – Наконец нарушила молчание Мати. – Теперь мы знаем, почему.
Наверное, она ожидала ответной реплики от кого-то из нас, но мы по-прежнему молчали.
- Что с Клеей? – С досадой спросил Вольт.
- Она жива. – С не меньшей досадой ответил Дорв. – Но ожог получила сильный.
- Пройдет. – Сказал Медведь.
- Пройдет. – Эхом согласился Вольт. – На нас все быстро заживает.
- Не в этот раз. – Зло сказала Мати.
- Мы очень виноваты. – Злодей не сдержал иронии. – Нам очень стыдно. Мы обещаем больше так не делать.
- Она могла умереть. – Мати обвиняющее уставилась на Енжи.
- Я тоже. – Ответила она тихо.
- Но ты выжила. – Парировал Дорв.
- И она тоже.
- Мы думали, ты немая.
- Вы неправильно думали. – Медведь оторвался от двери и подошел к креслу Енжи, положил руку на его спинку.
- Неумно было с открытой раной идти в комнату, полную вампиров. – Грозно сказал Дорв.
- Неумно было на нее нападать! – Рыкнул Злодей, да так, что мне захотелось заползти под ковер, несмотря на то, что я вроде как был на их стороне.
- На что вы намекаете?! – Взвилась Мати.
- На то, что надо держать в узде своих выродков!
- Он, между прочим, прав. – Вольт откровенно забавлялся ситуацией. – Это я говорю как незаинтересованное лицо, не имеющее никакого отношения к делу.
- Вольт!
- Что?
- Выйди вон!
- Не выйду. Я тебе сразу сказал, что Клее здесь не место.
- А ты не мог бы не выносить сор из дома при посторонних?
- А не надо его было в дом заносить! Теперь у нас из-за этого сора назревает конфликт с потенциальным врагом.
Вампиры внимательно посмотрели на нас.
- Так на минутку. – Вкрадчиво сказал Медведь. – Мне кажется, или вы считаете пострадавшей стороной себя?
- После всего, что было? – Как-то намекающее добавил Вольт.
Дорв всем телом повернулся к нему.
- А ты на чьей вообще стороне, Вольтер?
- На правильной. – Легко парировал он.
- А что сама Клея говорит? – Вдруг спросил я.
Вампиры смешались, Вольт опустил глаза.
- Хотелось бы узнать причины… ее неподобающего поведения. – Добавил Медведь.
Еще пара минут молчания.
- Довольно. – Енжи хлопнула здоровой рукой по подлокотнику. – Мы узнали д-достаточно. П-пора домой.
- И все? – С недоумением спросил Дорв, похоже, он ждал другой реакции.
Я вспомнил вдруг, что они не подозревают, что нас всего двенадцать, и очень боятся открытого конфликта с кланом охотников.
- А что еще? – Зло переспросил Медведь. – Все сделано, что было запланировано. Связи налажены… есть перспективы на будущее. Мы узнали про вампиров, вы – про существование всего остального. Если будут проблемы, мы обещаем помощь и всяческое содействие. С вашей стороны надеемся на ответную реакцию.
- На положительную ответную реакцию. – Уточнил Злодей, с уважением посмотрев на Медведя.
- Конечно. – Озадаченно ответила Мати.
- Мы можем идти? – Уточнил Медведь.
- Да, вы свободны. – Мати поднялась. – А тебя, Вольт, я попрошу остаться.
Мы недоуменно переглянулись, Злодей фыркнул и засмеялся, потом захохотал Медведь, откинув голову. Мы с Енжи посмотрели на непонимающие лица вампиров и тоже не выдержали.


- Я их не понимаю. – Мати закрыла дверь за хохочущими отстрельщиками. – Абсолютно. Ни их поступков, ни их мотивов, ничего. Что за нелепый смех? Я что-то не то сказала?
- Это точно. – Не сдержался я. – Я думал, ты их зовешь, чтобы извиниться от лица всего клана, а ты вздумала их обвинять.
- Она искалечила Клею! Неизвестно, как кровь отстрельщиков подействует на нее! А если она останется слепой?!
- Клея напала первой. – Поддержал меня Дорв. – И напала не на одного из наших.
- Мы должны ее защищать. – Мати поджала губы.
- Всему есть предел. Ведь она не оскорбила ее или избила, она хотела ее убить.
- Сбросив с обрыва? Да они сами постоянно ныряли с него!
- С него нырял только Север. – Разозлился я. – И я был рядом. А еще он знал, куда прыгать, мог сгруппироваться… согласись, это немного не то, когда тебя толкают в спину.
- Только глупец подставит спину вампиру.
- Так ты мира с ними хочешь или войны? Надо, чтобы они нам доверяли. А ты сама говоришь, что доверять нам нельзя.
- Это они и так знают. – Поддержал Мати Дорв. – Мы никогда не будем ни друзьями, ни союзниками, Вольт. Мы просто пытаемся не быть врагами.
- Избавьте меня от ваших игр. – Сердито бросил я.
- Вольт, вернись! – Крикнула Мати.
Естественно, я не вернулся.

Анжела и Клео вытерли кровь Енжи с пола, но на одежде Клеи остались бурые пятна. Я осторожно дотронулся до них пальцем – ничего. Наверное, нужна свежая. Хотя я ведь тоже дотрагивался до ее крови, давно, в день своей свадьбы. И она не причинила мне вреда. С этим вопросом я отправился искать Старшую. Она ругалась с Цыганком, точнее они с Севером стояли, скрестив руки на груди, с одинаковым скептически-усталым выражением на лицах, а Цыганок что-то горячо и отчаянно доказывал, взмахивая руками. Оправдывал Клею. Я поморщился, вот ведь влюбленный идиот. Енжи заметила меня. Север тронул ее за плечо и что-то тихо сказал, так, что даже я не услышал. Она досадливо поморщилась, и пошла ко мне. Одна.
Мы зашагали в темноту, к тому обрыву, не сговариваясь. Поднялся ветер, стало холодно. Енжи молчала, я тоже не знал, что сказать.
- Тебе не страшно? – Наконец спросил я.
- Чего? – Удивилась она.
- Не знаю. Всего. Ночи, обрыва… меня.
- Нет. – Она вздохнула. – Этого нет.
- Я хотел поговорить.
- Я поняла.
- Ты больше не заикаешься.
- Сейчас нет. Это… временами находит.
- У тебя особенная кровь. Не такая, как у всех.
Она резко остановилась.
- Почему?
- Она обжигает.
- Я отстрельщик. Мати же сказала…
- Я же тоже дотрагивался до нее, помнишь? И со мной ничего не случилось.
- Я тогда еще не прошла инициацию. – Неуверенно сказала она.
- Давай попробуем еще раз.
- Зачем? – Испугалась она. – Нет.
- Боишься меня? Обещаю тебя не кусать.
- Нет. Я не забыла Гаса, Вольт.
Она села на камень, подальше от края обрыва.
- Не сиди на камне. – Не удержался я.
Она улыбнулась в темноте.
- Он теплый. Нагрелся за день.
Я сел у нее за спиной и обнял, она откинула голову мне на плечо, и я вдохнул ее запах.
- И пахнет от тебя не так, как от остальных.
- Да? Я же только недавно купалась. – Пошутила Старшая.
- Хочешь, я убью ее? – Спросил я, чувствуя нарастающую ярость.
Она сильно сжала мою руку, но ничего не ответила.
- Послушай… тот кошелек…
- Из кожи военнопленного? Цыганок мне рассказал.
- Да. Я не хочу, чтобы ты думала, что… он не… я участвовал в этой вашей войне. На стороне Германии. Вы все такие патриоты, черт бы вас побрал! А ведь мало кто из немцев хотел воевать. Их просто мобилизовали и приказали идти вперед.
- Вольт, я знаю. – Утешающе сказала она. – У нас ведь тоже расстреливали за дезертирство, у нас чуть не уморили голодом город, который стратегически выгоднее было бы сдать…
- Подожди. Я хочу рассказать. Про лагерь. Все были против, но никто не решался в открытую восставать. И у нас был отряд… мы помогали им бежать, убивали их, чтобы не мучились в газовых камерах… но мы не могли помочь всем. Не могу сказать, что я все это делал из человеколюбия, мне их не было жалко. Это были мерзкие, вонючие, замученные создания, потерявшие человеческий облик. Почти никто из них не решался покончить с собой. Были и другие.
- Я все знаю. - Старшая поморщилась. - Читала.
- Читала. - Я сжал ее руку сильнее, чем хотел, она резко вздохнула и дернулась. - Прости. Не сравнивай. Не знаю, зачем я взял этот кошелек. На память. Вот вы говорите, что остается память, но когда живешь очень долго, и она стирается. Немногое вообще остается важным.
- Дай посмотреть.
Старшая бестрепетно расправила кошелек в пальцах, рассмотрела рисунок, пожала плечами. Железный крест заинтересовал ее больше. Потом она засунула его обратно в кошелек и улеглась головой мне на колени, поерзала, заглядывая снизу в глаза.
- Раз на выходных мы со Зло... с Севером мотались в П-питер. Ну и, естественно, я потащилась в Кунсткамеру.
- Знаю, был. И не только там. К чему...
- Дай договорить. В общем, это просто краев... в... музей. Пыльный немножко. А в середине сам знаешь что.
- И?
- И вот. Особо меня все эти трупы не впечатлили. Ну как-то... ненастоящие они какие-то, в банках все расплывается. А потом я увидела ножку. Отдельно. В пинетке. Но еще не поняла. И дошла почти до конца, на уродов всяких смотрела. И в конце там был случай многоплод-дной беременности. Одна матка, пять пуповин... или семь... и на каждой - младенец. Тоже фигня, но на одной я увидела половые органы. - Старшая содрогнулась. - И как-то внезапно осознала, что это девочка. Как я. Только которая никогда не родится. И вдруг поняла, что они все кричат. Все эти младенцы кричат, но никто не слышит, только чувствует, поэтому там некоторым, даже не нервным, иногда становится плохо. И когда я вышла, я услышала тишину. А они остались там кричать.
- Я не понимаю...
- Я тоже. - Старшая подняла глаза и улыбнулась. - Такие вещи потрясают. И нужно, чтобы они оставались за дверью.
- Их может быть столько, что одна дверь всего не удержит. - Полез я в полемику.
- Ради Бога! - Енжи закатила глаза. - Удержит. Потому что нет никакой ложки.
- Какой еще ложки?
- Никакой. - Она поднялась, оставив ощущение тепла и помяла пальцами больную руку. - Я же говорю, нет никакой ложки.


- Она не специально. - Встретил я Енжи, как только она зашла в комнату.
- Да пофигу. - Растрепанная Енжи не с первого раза запрыгнула на кровать, Злодей подтолкнул снизу.
- Интересно, а забеременеть от них можно? - Как-то укоризненно спросил он.
Сверху тут же свесилась мохнатая енжина голова.
- Вот у них и спроси. - Огрызнулась она.
- Или сам проверь. - Не удержался я. - Они-то с тобой справятся.
И тут же прикусил язык, но было уже поздно. Сев, правда, не стал меня убивать, а вполне будничным голосом заявил, что пойдет пройдется.
- Ты охренел? - Шепотом спросила Енжи, когда он вышел.
- А ты нет? - Вспыхнул я. - Ведешь себя как...
- Как к-кто?
- Как сука последняя!
Енжи открыла рот и не смогла ничего выговорить. Душить меня, впрочем, она тоже не собиралась.
- Ты уже определись, кого тебе надо. - Сухо посоветовал я. - И кто тебе настоящий друг, а кто так, качок безмозглый.
Она не удержала внезапную улыбку, потом резко свела брови.
- Тебе к-кто ск-казал?
- Какая разница? - Все также сухо ответил я, прислоняясь спиной к двери, разозлился я здорово. - Ты себя держи в руках, а не как Анжела какая-нибудь.
- Еще вякнешь про Анжелу, я...
- Что-о-о, ей скажешь? Ха-ха!
- Медведю скажу. - Ровным голосом ответила Енжи, свешивая ноги с кровати. - Это уже не субординация, это тебя уже знатно зан-носит.
- Ты Клею изуродовала! - Рявкнул я, на всякий случай проверяя, легко ли открывается дверь, Медведю-то она не расскажет, а вот Злодей меня за такое точно убьет, ему пофигу, с кем она там спит.
Енжи вспыхнула до корней волос и попыталась сказать какую-то гадость, но у нее не получилось, и я поспешил уйти, прежде чем она справится с собой.
- Помычи-помычи!
В предусмотрительно закрытую дверь прилетела подушка, через мгновение в нее забарабанили кулаками, потом грохнули так, что я чуть не отлетел.
- А можно потише! - Заорала на весь коридор Король, высовываясь из соседней комнаты. - Тут люди спать пытаются!
Учитывая, что Машка только и делала в свободное время, что дрыхла, я ей не внял, продолжая удерживать дверь. Судя по возрастающей силе ударов, Енжи за ней реактивно наращивала мышечную массу.
- А ты открой и отойди. - Хихикнув, посоветовала Анжела, высовываясь следом за Королем.
Я засмотрелся на ее черное кружевное подобие ночной рубашки и пропустил удар.
- Воу-воу, полегче. - На кипиш высунулась уже Клео, одетая чуть поскромнее Анжелы, но гораздо более лохматая. - Чего ты, Енжи, ягодка моя, на козла этого бесишься, его уже жизнь обидела. Пошли, бухнем слегка. Лучший друг девушек это винишко, что бы там кто ни говорил.
- А есть чего? - Оживилась Анжела.
- Найдем. - Клео пожала плечами. - Все равно всех перебудили уже. А цвет лица будем дома восстанавливать, здесь походу загар не в моде. Бабы, вы с нами?
- Завтра последний день. - С сомнением сказала Король, переступая ногами в слишком длинных пижамных штанах.
- Хотелось бы посвежее быть. - Поддержала ее Анжела.
- Ну и ладно. - Клео махнула рукой. - Енжи, солнышко, поищем бухлишка? Не может же у этих упырей ничего не быть на эту тему? Да только в том подвале дохрена всего интересного было.
- Водки бы. - Хмуро отозвалась Енжи, все еще поглядывая на меня.
Во время разговора я не терял даром времени и перемещался вдоль коридора прочь. С Енжи я, может, и справлюсь, но если они вчетвером насядут... а потом доказывай, что ты не верблюд.



Потолок требовал побелки. Не то чтобы очень сильно, но вампирский глаз замечал сеть мелких трещин, невидимых человеческому взгляду, пожелтения, пятна... что за пятна на потолке, он слишком высок, чтобы доставали мои ноги. Хотя я очень старалась.
- Хорош вертеться. - Рыкнул лежащий рядом мужчина.
Я послушно замерла, стараясь не растечься визжащей от восторга мелкой лужицей. Како-о-ой мужчина! Какой трофей! Лежать смирно, к слову сказать, было проблемно, потому что кто-то так сильно заломал мне руку, что остались синяки. Конечно, опрометчиво было пытаться его оцарапать, но попробуй тут удержись, когда тебя так... как они это говорят? Русские слова упорно не приходили в голову, хотя обычно первое, что запоминаешь, это мат и слэнг.
- Как у вас называется...
- Тихо! - Он легонько пристукнул ладонью мне по губам, потом его рука спустилась ниже, остановилась на груди и там замерла.
- Дышать можно? - Съязвила я.
- Дыши. - Милостиво разрешил он. - Как тебя там зовут?
- Рика.
- Как? Будешь Кисой.
Я задумалась, переваривая услышанное. Разум говорил, что я слишком поддатливая, а все остальное требовало, чтобы его рука спустилась пониже и немного поработала. Требовать я не решилась, это тебе не человек, которого и заставить можно. Не такой сильный, как мутант, конечно, но на то, чтобы не сдерживаться, хватило. И какой теплый, почти горячий, особенно когда внутри. Но все равно устал, наверное. Какая я дура, они же завтра уже улетают, сколько можно было всего сделать!
- Мы еще встретимся? - Не выдержала я.
- Ага. - Сонно ответил он, пока я взглядом гипнотизировала его руку.
- Когда?
- Ну...
Рука передвинулась, но совсем не туда, куда я хотела, а ему под голову. Отстрельщик открыл глаза и задумчиво уставился в потолок.
- Ну? - Поторопила я.
- Секунд через десять. - Решил он, потягиваясь. - Десять, девять, весемь...
Я громко завизжала, пойманная за ногу. Он дернул меня к себе и опять шлепнул по губам.
- Не ори.
- Совсем не орать? - Уточнила я.
- Чутка попозже.
Похоже, гипноз подействовал.


- И вот я ему уже готовлюсь делать фаталити, - рассказывал Пашка, мало интересуясь тем, что клал я с прибором на его Мортал Комбат, - даже специально дал себя замесить, чтобы потом ему такой, ага, у меня жизней почти не осталось, а я тебя все равно загасил...
Кого он там загасил, я отчаялся понять почти сразу, шепелявый Орленкин болтал не меньше себя здорового, а я его и тогда-то плохо понимал. Чтобы не зевать, я как можно внимательнее разглядывал неспешно проплывающие мимо двери, светильники - вон четвертый мигает, - оконную темень, коврики под дверями и прочую лабуду, поэтому и Вольта тоже заметил раньше Пашки, окончательно потерявшегося в виртуальном пространстве. Лицо у него было... как в гроб кладут. Я постарался сделать вид, что ничего не замечаю, какое мне дело вообще. И вообще, это их дело. Перестарался и чуть не получил по лбу открывшейся дверью.
- Какого хрена вообще все шастают и не спят! - Взвыл я, зажимая рукой нос.
- Сломал? - Пашка с трудом вынырнул из своих геймерских бредней и плотоядно уставился на меня.
- Нет. - Огрызнулся я.
Слава Богу, даже крови не было, а то набежали бы упыри... хотя одна имелась, Рика повисла на вышедшем из комнаты Соколове наградной медалью, глядя глазами обожравшейся валерьянки кошки. Он ее отдирал, но вампирка не поддавалась.
- Заломай его давай. - Хихикнул я, больше для скривившегося Орленкина.
- Да отцепись ты! - Рявкнул доведенный Стас, сдирая с себя вроде худые, но невероятной силищи руки.
Не знаю, на месте любой бабы я бы ему за такое втащил, но Рика тут же отвяла и скромненько встала у двери.
- Твою ж мать. - Соколов зло зыркнул на нас. - А вы чего шляетесь, быстро спать!
- Да, папа. - Смирно сказал я, пихая Пашку в бок. - А ты нам сказку расскажешь?
- Я тебя люлей навешаю щас, гнида!
- Пошли. - Орленкин обогнул Вольта, стараясь не него не смотреть, при виде толпы мужик заметно справился с собой и рожу сделал почти нормальную.
Я поспешил за Пашкой, от злого Соколова я старался держаться подальше. Нет, я его не боялся, но лучше не ругаться с ним, а то потом очень сложно мириться. Поэтому я, как самый умный член тройки, предпочитал гасить конфликт в зародыше.
- Все, пока. - Сказал Рике Стас и утопал за нами, догоняя и перегоняя.
Заворачивая за угол, я успел заметить, как вампирка сладко потянулась и наполовину ожидал, что она затащит явно за этим и подошедшего Вольта в комнату, но она игриво щелкнула его по носу, заявила, что она теперь чужая собственность, и захлопнула перед ним дверь. В отражение в темном стекле я еще заметил, как он растерянно побарабанил пальцами в дверь, явно что-то обдумывая, но не вошел и отправился дальше.
- Трагедия. - Прокомментировал я.
Орленкин решил, что это комментарий на его возобновившиеся россказни, походу, я попал не в тему, и обиженно замолчал, поджав губы.
- Че, трахались? - Спросил я Соколова, закрывая дверь в комнату.
- Точняк. - Ответил он, запрыгивая на кровать.
- И как? - Не сдержался Пашка, укладываясь на нижний ярус, спал он не раздеваясь, хорошо хоть ботинки снимал.
- Норм.
- Ей же лет сто! - Не удержался я.
- Триста. - Лениво отозвался Стас. - А еще она ногу за голову может загнуть.
- Кому? - Хихикнул я.
- Кому угодно. - Угрожающе ответил Соколов. - И не только свою.
- Медведю только не скажи. - Угрюмо подал голос Орленкин. - А то когда Енжи...
- Ты чушь-то не пори! - Перебил я. - Сравнил! Енжи баба! А Стас... Стас - мужик!
- Ребят... - Пашка заворочался и выглянул из-под одеяла. - Слушайте, у меня вроде зубы отрастают.
- Фига! Ты уверен?
- Ну, я сперва подумал, что кажется, а сегодня палец покусал, следы остались. Такое вообще возможно?
- Мы ж крутые! - Я стукнул себя в грудь. - Епт, это же кости! Может, и у Симона чего отрастет?
- Вам обоим пипирки отращивать придется, если вы не заткнетесь! - Пригрозил Соколов. - Дайте поспать, затрахали!
- И не только мы походу. - Просипел я под сдавленный Пашкин смех.


Как по заказу, в день отъезда поднялся сильный ветер. Небо грозило дождем, но пока держалось. Солнца не было, поэтому провожать отстрельщиков мы вышли днем. Я нервничала, я к ним уже привыкла. Отт тоже был сам не свой, что-то случилось у него, как будто поссорился с Вольтом. Но он не сказал, а я не настаивала. И ничего не смогла сделать. В очередной раз чувствовать себя самой беспомощной было горько и обидно, а за советом идти не к кому. Рика все еще немного злилась на мою скрытность, а Енжи я не хотела ничего рассказывать, она была абсолютной незнакомкой.
- Может, зонтик? - Участливо поинтересовалась отстрельщица в спортивном костюме, как они ее звали, Король. - А то загоришь.
Я не умела поддерживать колких бесед, поэтому промолчала.
- Чуешь, чем пахнет? - Поддержала ее Клео. - Медведь, наверное, в лесу сдох.
- Не сдох, вон он стоит. - Анжела показала в сторону своего альфы, помогающего закидывать в вертолет сумки. - Просто не помылся со вчера.
Шутки были не злыми, я неуверенно улыбнулась. Мне будет их не хватать. Особенно одной, несмотря ни на что.
- Дадите поговорить? - Енжи вопросительно посмотрела на подруг, но они замотали головами.
Старшая вздохнула и улыбнулась мне. Мы обнялись.
- Будешь в Москве, звони.
- Хорошо. - Пообещала я, чувствуя стеснение и неловкость.
- И вообще звони. - С угрозой добавила Енжи, заранее зная, что звонить я буду редко.
Иногда я смутно жалела, что мы вообще встретились.
- Девки, собираемся. - К нам подскочил беззубый Пашка, заметно повеселевший со вчерашней ночи. - Самолет уходит.
- Подождут. - Огрызнулась рыжая Белка. - Свой же.
Я ее не любила, Отт слишком пристально на нее смотрел.
- Зато посадочное место казенное! Опоздаем - займут! И упыри нас прямо в воздухе поскидывают!
- Да идем уже. - Анжела пихнула его в бок. - Иди лучше Стаську спасай.
На "Стаське" повисла Рика, угрожая его задушить. Отстрельщик попался не из слабых и не из нервных, поэтому на смех и шуточки внимания не обращал, ровно как и на ошивающегося рядом Цыганка. Он всю ночь провел у двери Клеи, внутрь его не пускали, не желая травмировать детскую психику ее нынешним видом. Я не была злой, и никого еще не убила, но с удовольствием придушила бы мерзавку подушкой.
Из здания вышел Вольт, и у Енжи заметно расслабилось лицо. Огромный Барсик подскочил к нему и радостно гавкнул, Вольт растерянно потрепал его по ушам, бросил косой взгляд на окно и медленно, как на пытку, пошел в нашу сторону. Я тоже удивленно посмотрела в окно и увидела Отта. Он поймал мой взгляд, отвернулся и отошел.
- Ну пошли, что ли. - Засуетилась Анжела, подталкивая Короля к вертолету. - А то, действительно, сесть будет негде...
- Топливо кончится, заправиться нечем... - насмешливо поддержала Клео, впрочем, подхватывая под руку Белку.
- Увидимся. - Неловко растерялась я, обнимая Енжи.
- Ага. - Невпопад ответила она и быстро высвободилась.
Пока мы обнимались, Вольт дошел до нас. Енжи тепло и смущенно улыбнулась, разворачиваясь в его сторону, тоже погладила Барсика, который, дурачась, принялся валяться у нее в ногах. Вольт покосился на пса, сунул руку в карман и достал мятую пятисотдолларовую купюру.
- Вот, держи. - Деловито сказал он. - Это за три раза. Отлично отработала, хотя слишком старалась. Ну ничего, буду в Москве, позвоню, повторим.
Улыбка на лице Енжи застыла, потом вся кровь прилила к лицу. Она попыталась что-то сказать, но не смогла. Негнущейся рукой взяла протянутую купюру, расправила.
- Сд-д-дачи нет.
- Да ладно, потом отработаешь. - Вольт покровительственно хлопнул ее по плечу.
- Ты что? - Сипло спросила я.
- Думаешь, мало? - Вольт свел светлые брови и задумчиво посмотрел на деньги в енжиной руке. - Или много? По стандартному тарифу считал.
- Нормально. - Енжи отмерла, сунула деньги в задний карман, развернулась и пошла к вертолету.
Ее подруги последовали за ней, даже не оглянувшись на нас. Вольт хлопнул меня по заду и пошел к гаражу. Я же стояла до тех пор, пока взлетевший вертолет не превратился в маленькую точку. Во рту было горько, и в сердце тоже. Сразу навалилась тишина. Не было слышно смеха, беготни, хлопанья дверей, ругани. Исчезли теплые живые запахи. В комнатах призраком людей еще хранилось обжитое тепло, но скоро исчезнет и оно. Рика называла это ощущение тленом времени. Все пропадает, остаемся только мы. Привыкай.
- Уехали. - Пожаловалась она, подходя ко мне, похоже, некрасивую сцену она не заметила.
Я посмотрела на нее, справляясь с эмоциями.
- Еще встретимся. Они обещали сотрудничество.
- Еще чего. - Подруга фыркнула, глядя на разбредающихся слегка потерянных вампиров. - Сотрудничать нам не в чем. Хотя кое-кто мне кое-что получше обещал. Скоро будем в Москве, детка, навестишь свою новую подружку.
- Ага. - Невпопад ответила я. - Мне надо найти Вольта.

Вольт был в гараже, но зайти туда мне было нелегко. Противное чувство, что я сую нос не в свое дело, прогоняло с порога, не давало толкнуть дверь. Потом я подумала, что если это дело не мое, то никакое не мое, и решительно вошла. И остолбенела. От привычного беспорядка не осталось и следа. Ни одного инструмента на пропылесошенном полу больше не валялось, все было разложено по ящикам и стояло на полках. С самих полок исчезла пыль. Обрывки газет, бумаги, целлофана и пластика покоились в мусорном баке. Там же я заметила осколки кружки Отта. Оставшиеся кружки стояли чистые и вытертые на полотенце рядом с чайником, закрытой сахарницей и ложечками в латунной подставке. Окончательно добил меня собранный двигатель, занявший положенное ему место в капоте какого-то старого автомобиля. Даже окна были вымыты и пропускали свет. И на них вызывающе подмигивали новые жалюзи, стоявшие в углу в ожидании своего часа сколько я помнила этот гараж. Старые Вольт сейчас засовывал в кузов грузовика.
- О, Омала. - Поприветствовал он, как будто впервые за сегодня меня увидел. - Подожди, я сейчас.
Сам Вольт выглядел так, будто собрал на себя всю грязь гаража. Закончив с жалюзи он критически посмотрел на свои руки.
- Один момент, я в душ. Подождешь?
- Тут есть душ? - Слабо удивилась я.
- Конечно есть. - Вольт хлопнул рукой по двери. - Он просто раньше досками завален был. А теперь я все в другой угол перенес. Надо их либо реализовать, либо сжечь. Лет восемь они уже зря место занимают. Посиди, сделай себе чего-нибудь, я сейчас.
Я растерянно проследила за его рукой и увидела кресло, прикрытое брезентом. Его я раньше тоже не замечала. Как и тумбочки с дополнительным запасом кружек, ложек и закаменевшего сахара. Рассудив, что побелевший от времени шоколад мне все равно не повредит, я надкусила плитку, прислушиваясь к шуму воды.
- Надо будет еще закупить.
Вышедший из душа относительно чистый Вольт забрал у меня шоколад и тоже задумчиво надкусил.
Начать разговор я не решилась. Он был слишком странным. Другим. Спокойным, собранным и уравновешенным. Больше похожим на Отта, чем на себя. Внезапно я поняла, что не боюсь его. Он ничего не сделает мне. И этому была только одна причина.
- Ты знаешь?
- Знаю что? - Вольт повернулся от чайника, поймал мой напряженный взгляд и отвернулся, закаменев спиной.
Знает.
- Сам понял?
- Вспомнил.
- И что ты скажешь? - У меня пересохло в горле.
- Ничего. - Вольт протянул мне кружку. - А ты?
- И я ничего.
- И никому?
- Никому. Никогда.
- Значит, и говорить тут не о чем.
- Ты в порядке? - Почему-то спросила я, вместо того, что на самом деле хотела спросить.
Он удивленно посмотрел на меня.
- Конечно.
Вот только все вокруг говорило об обратном. Ни черта он не в порядке.


Рокот вертолетного винта убаюкивал не хуже стука вагонных колес. Енжи с остановившимся взглядом сидела, обхватив руками рюкзак, остальные бросали на нее беспокойные взгляды. Изредка пытались заговорить, но она не отвечала. Еще бы, с таким звоном в ушах не сильно что расслышишь. И дело не только в шоке, но и в перебоях с сердцем, в давлении, в резко набранной высоте... нельзя убить Солнечную Ведьму, но можно немного усугубить ее состояние. Спасибо, Отт, что сделал все, как нужно. Спас мир. Герой. Прямо как и я. Герой.
Давай, Енжи, избавь меня от этой ноши. Уже не выдерживает сердце, лопаются сосуды. Тромб, разрыв - и все мы спасены. Ты уже не хочешь жить, я знаю, о чем ты думаешь. Ты хоть представляешь, как много значат твои желания? Одно сильное слово - и они сбываются. Давай же, закрой глаза, пусть все думают, что это всего лишь сон, кто еще, кроме меня, будет слушать твое сердце. Закрой глаза, чтобы никогда их больше не открыть и не посмотреть так вызывающе открыто на Солнце. Зачем тебе чего-то желать, за что-то бороться, у тебя ничего нет, и никого нет. Когда солдат выбывает из строя, война не заканчивается, и ты это знаешь. Она продолжится и без тебя, но некому будет воевать, если ты не умрешь.
Енжи несильно дернулась и завалилась на бок, со стороны показалось, что просто устала и опустила голову на рюкзак. Из приоткрывшегося рта на темную ткань медленно засочилась кровь.



Конец 5 тома

20:44 

Доступ к записи ограничен

Я буду делать все, что мне нравится
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:21 

Доступ к записи ограничен

Я буду делать все, что мне нравится
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:12 

Доступ к записи ограничен

Я буду делать все, что мне нравится
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:02 

Доступ к записи ограничен

Я буду делать все, что мне нравится
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
15:19 

Доступ к записи ограничен

Я буду делать все, что мне нравится
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
19:53 

Доступ к записи ограничен

Я буду делать все, что мне нравится
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
14:14 

Доступ к записи ограничен

Я буду делать все, что мне нравится
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:49 

Доступ к записи ограничен

Я буду делать все, что мне нравится
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:51 

Доступ к записи ограничен

Я буду делать все, что мне нравится
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:30 

Доступ к записи ограничен

Я буду делать все, что мне нравится
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
16:23 

Доступ к записи ограничен

Я буду делать все, что мне нравится
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
13:47 

Доступ к записи ограничен

Я буду делать все, что мне нравится
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
13:37 

Доступ к записи ограничен

Я буду делать все, что мне нравится
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
16:46 

Доступ к записи ограничен

Я буду делать все, что мне нравится
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:48 

Доступ к записи ограничен

Я буду делать все, что мне нравится
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
16:52 

Доступ к записи ограничен

Я буду делать все, что мне нравится
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
16:42 

Доступ к записи ограничен

Я буду делать все, что мне нравится
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:42 

Доступ к записи ограничен

Я буду делать все, что мне нравится
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
19:47 

Доступ к записи ограничен

Я буду делать все, что мне нравится
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL

Литературный сериал "В поисках короля"

главная